фантастика, фэнтези

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » фантастика, фэнтези » Творчество посетителей » Проект "Антарес"


Проект "Антарес"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Выкладываю первые две главы новой повести Проект "Антарес"
Повесть пока еще в работе.  По мере написания буду выкладывать новые главы.

Отредактировано Uldemir (2010-04-14 01:03:43)

0

2

Часть первая

I

Дэйв Картман оттолкнулся точно рассчитанным движением, и воспарил в невесомости над командирским креслом, бросив короткий взгляд в иллюминатор.
«Патфайндер» плыл в пустоте в сотнях километров над Землей. Сквозь  густую пелену облаков смутно угадывались детали на поверхности планеты. Горизонт  охватывал голубой ореол  атмосферы, словно граница с всепоглощающей чернотой космоса. 
Второй пилот Брэндон  оставался в своем кресле.
Картман не был новичком на орбите, и ощущал себя уверенно в условиях космического полета. Как ни странно,  главным средством передвижения в невесомости все равно остаются ноги. Руки нужны лишь  для тонкой работы. Опытный астронавт  цепляется и отталкивается ногами не глядя, на уровне рефлексов.
Командир экипажа развернул свое тело в сторону кормового поста управления, находящегося на полетной палубе верхней секции кабины шаттла.   
Стэн Маккормик, бородатый, с заметной плешью на темечке, сидел в кресле перед панелью управления. Здесь были смонтированы дополнительные компьютерные блоки, подключенные к бортовой электронной сети шаттла. Они предназначались для  управления загадочным оборудованием, размещенным в грузовом отсеке.
Маккормик поглядывал то на контрольные дисплеи, то на обзорные мониторы. При этом он изредка что-то говорил в усик микрофона,  замолкал, выслушивая в наушниках ответы своих подчиненных, работавших сейчас в грузовом отсеке, а затем нажимал клавиши на контрольной консоли.
Картман испытал укол острейшей неприязни.
Дэйву не нравился Маккормик, да и вообще, весь этот полет.
Еще в самом начале предполетной подготовки большие шишки из НАСА недвусмысленно намекнули Картману, назначенному командиром экипажа  «Патфайндера», что его полномочия лишь номинальны. Неофициальным, но истинным  руководителем будет именно Стэн Маккормик, специалист по программе полета.
При этом Картман, не говоря уже о втором пилоте Стиве Брэндоне,  не имел ни малейшего понятия об этой самой программе. Их задачей было без лишних вопросов доставить на орбиту научную группу Маккормика и какой-то загадочный груз, чья сущность оставалась тайной за семью печатями.
Все это не могло не раздражать.
Маккормик и его группа готовилась к полету отдельно от «извозчиков», как с горькой иронией окрестил Картман себя и Брэндона.
До старта общение  между обеими частями экипажа было сведено к минимуму.
Дэйв был на все сто уверен в том, что вся эта чертова секретность  напрямую связана с программами Пентагона. С теми самыми, которых официально ни когда не существовало. Совать нос в такие дела Картман не собирался. Меньше знаешь – лучше спишь.
Он просто сделает свою работу, а все остальное его не касается. 
Картман взглянул на обзорные мониторы, транслирующие изображение с расположенных в отсеке полезной нагрузки  камер. Прожекторы, закрепленные на шпангоутах, давали достаточно света. 
Створки грузового отсека находились в раскрытом положении. С начала орбитального полета их открывали  дважды, обеспечивая нормальную работу бортовой системы терморегулирования.
Марджори Андерсон  и Эрик  Шидловски, облаченные белые скафандры,  возились вокруг закрепленной в передней части грузового отсека странной конструкции, напоминавшей массивный цилиндр, установленный в замысловатом крепежном приспособлении, и увенчанный сегментированным шаром, достигающим полутора метров в поперечнике.
Эту систему Марджори и Эрик смонтировали через сутки после старта, работая в грузовом  отсеке.
На сегодня была назначена первая фаза секретного эксперимента, который члены группы Маккормика межу собой называли «Проект «Антарес».   
Шидловски и Андерсон были неприятны Картману, лишь в немного меньшей степени, нежели  Маккормик.   Красавчик с внешностью плейбоя  Эрик Шидловски, и Марджори,  невзрачная, худющая и неопрятная  девица.
Наблюдая за их уверенными действиями в невесомости, Картман в который раз сказал себе, что эта парочка, без сомнения, уже неоднократно побывала на орбите, хотя ни когда ранее Дэйв о них даже не слыхал. Возможно, это далеко не первая из таких секретных миссий, о которых не принято распространятся.
Марджори последний раз проверила правильность подключения силовых кабелей к электросистеме шаттла. Зеленые огоньки индикаторов  успокоительно мерцали. Все в норме. Астронавтка поставила на место съемную пластину, прикрывающую панельку дублирующего контрольного  блока, и слегка надавила. Пластина встала на место.   
Эрик плавал сейчас вверху, у торца цилиндра, проверяя узлы телескопической мачты, находящейся пока в сложенном состоянии.
– Мардж, Эрик, –  раздался в наушниках  голос Стэна. – Я закончил тестовую программу. У вас все о’кей? 
– Да, сэр, – Марджори осторожно похлопала ладонью в перчатке скафандра по блестящему металлу цилиндра. – Мы все проверили.
– Норма,  – весело отозвался Шидловски. Он цеплялся за скобы, укрепленные на поверхности цилиндра,  и махал рукой в сторону одной из обзорных  камер, зная, что Стэн сейчас видит его на мониторе.
– Отлично, – коротко бросил Стэн.
Картман, вися в воздухе, у обзорных мониторов не отрывал взгляда от странной конструкции. Что-то враждебное и угрожающее чудилось ему в ней; особенно в металлическом сегментированном шаре. Дэйв всегда доверял своей интуиции, и сейчас она подсказывала, что все это не к  добру.
Почему-то предстоящий эксперимент пугал Картмана до холодного пота. 
Черт знает, какую хреновину испытывают в этот раз спецы из секретных лабораторий Пентагона. От военных, уже давно и плотно наложивших лапу на космические исследования,  можно ожидать чего угодно; любой пакости. 
Дэйв нервно сглотнул.
– Внимание, начинаю вывод «мачты»,  – сказал в микрофон Маккормик.
Из массивного цилиндра начал выдвигаться второй, несколько меньшего диаметра. Когда он выдвинулся полностью, более чем на три метра, из него в свою очередь, стала выдвигаться третья секция.   
Наконец, телескопическая «мачта», увенчанная сегментированным шаром, выдвинулась полностью, высоко вознесясь над открытым грузовым отсеком шаттла. 
–  Есть полный вывод «мачты»! – довольным голосом прокомментировал Шидловски.
– Начинаю раскрытие капсулы, – голос Стэна Маккормика был совершенно спокойным и будничным.
Картман подплыл к иллюминаторам обзора верхней полусферы и буквально впился взглядом в шар загадочной капсулы.
Сегменты шара начали медленно расходиться; капсула раскрывалась, подобно гигантскому металлическому бутону. Там было нечто невероятное. Понять это разум отказывался, не найдя привычных аналогий и став в тупик.
– Это что за чертовщина? – услышал Картман изменившийся от изумления голос второго пилота, который, оказывается, уже плавал рядом, и тоже наблюдал за раскрытием капсулы в иллюминатор.
Они увидели полую сферическую оболочку, сложенную шестиугольными ячейками. Ослепительно, даже неестественно, белая и, словно пушистая, как будто она состояла из мириад ледяных искрящихся кристалликов.
–  Есть полное раскрытие капсулы! – сказал Шидловски.
–  Господи, что это такое? – растерянно повторил Брэндон.
– Включаю регистрирующую аппаратуру, – голос Маккормика, как всегда совершенно спокоен. – Внимание! Начинаем сеанс. Включаю подачу энергии. Таймер установлен на пятнадцать секунд. Затем питание будет отключено компьютером автоматически.
Палец Маккормика слегка коснулся клавиши на контрольной консоли. 
– Удачи, – тихо пробормотал Стэн, непонятно к кому обращаясь, и сказал громко:
– Внимание! Пуск!
Его палец нажал клавишу.

0

3

II

Наташа, обмотав бедра полотенцем, вышла из душевой кабинки гостиничного номера. Пластиковые окна приглушали звуки улицы: шум движения, автомобильные гудки. Плотные шторы были задернуты, и в номере царил приятный сумрак. 
Толстый боров Константин Иванович, совершенно голый, валялся на кровати, на смятых простынях, даже не удосужившись поднять сброшенное на пол во время их сексуальных утех одеяло, и похрапывал.
Хотя Константин Иванович был ей не сказать, что противен, но неприятен, покувыркаться с ним ради получения пятерки, конечно, стоило. Сушить мозги зубрежкой Наташа не любила, предпочитая тусоваться по ночным клубам, и жила, что называется, от сессии до сессии. Разбитная третьекурсница пользовалась определенной популярностью среди мужской части преподавательского состава, и многие связанные с учебой проблемы, она решала в основном  вот в таких дешевых гостиничных номерах.
Ни чего зазорного в этом способе Наташа не видела, считая, что каждый должен использовать те таланы, которыми владеет. Она даже не гнушалась подрабатывать, предоставляя свои услуги морякам, с заходящих в порт Владивостока иностранных судов.
Надев, лежащие на журнальном столике очки, девушка взглянула в большое зеркало на стене. Очки Наташа носила не только из-за слабого зрения. Однажды кто-то из ее бывших ухажеров сказал, что очки придают ей особую сексуальность.
Наташа придирчиво осматривала себя в зеркало. Собственная грудь, полная и высокая, ей, определенно нравилась, а вот заметная складочка на животе явно лишняя.
Хмурясь, девушка немного покрутилась перед зеркалом, а затем шагнула к кровати.  Она собиралась подобрать одеяло с пола, как вдруг что-то случилось.
Окружающий мир словно поплыл вокруг. Девушка испытала внезапное чувство «расщепления» сознания. Реальность как бы разделилась. Гостиничный номер растворился в туманной дымке, из которой проступило нечто совершенно иное.
Не смотря на всю свою бескрышность, Наташа ни когда не употребляла наркотики; даже ЛСД и китайский гашиш, которые считались практически нормой среди ее приятелей и подруг. К любой наркоте она испытывала почти генетическую брезгливость. Поэтому ей ни когда не доводилось переживать галлюцинации. Сейчас же она явно «ловила глюки», что было пугающим само по себе. А непонятность происходящего вызывала чувство панического ужаса.
Наташа продолжала видеть интерьер номера, но как бы на заднем плане, погруженным в жемчужно мерцающую пелену. Зато непонятное видение было очень четким.
Гигантская пещера, заполненная густым темным дымом или туманом, расслоившимся на несколько пластов, разной плотности. Они почему-то казались живыми, перетекали друг в друга, и словно дышали.  Сквозь туман проступали  яркие движущиеся огни. Они приближались, увеличивая интенсивность свечения, а затем отдалялись и гасли.
Какие-то огромные неясные тени медленно двигались в глубине пещеры.
Стены и своды состояли из чего-то темно-фиолетового с более светлыми прожилками. Кое-где попадались бесформенные наросты, напоминающие паразитирующий на стволах берёз  гриб-чагу, и еще какие-то ажурные сростки изогнутых шипов и игл, острия которых светились угрюмым багровым мерцанием.
Участок стены вдруг вздулся огромным пузырем, который тут же лопнул, извергнув струи густого жирного дыма и какой-то светящейся пыли.  Дым тут же начал расслаиваться, а мерцающие пылинки образовали нечто вроде густого мельтешащего роя. На месте лопнувшего пузыря образовался пульсирующий нарост-чага, тускло светившийся вишневым  мерцанием.
Все это имело настолько отвратительно-живой вид, что вызывало непреодолимую тошноту.
Сознание девушки оставалось совершенно ясным, но галлюцинация не исчезала. Отчаянные попытки сбросить наваждение не приводили ни к чему. Ее ослабевшие от страха ноги подкосились, и девушка села прямо на пол.
– Ой, мамочки… Что со мной?..
Из глаз потекли  слезы.   
И вдруг кошмарное видение исчезло бесследно. Привычная действительность гостиничного номера  вернулась.
Девушка сидела на полу у кровати. Ее обнаженное тело было покрыто холодным липким потом. Дико стучала сердце, в ушах шумело.
Уже адекватно воспринимая реальность, Наташа услышала странные и тревожные  звуки, доносящиеся с улицы. Безумные вопли, стоны. Монотонные, непрекращающиеся гудки заевших автомобильных клаксонов. Где-то не далеко раздавался  тоскливый и  безнадежный собачий вой.  За стеной в соседнем номере не переставая дико кричала какая-то женщина.
Наташа перевела дыхание, собралась с силами, и смогла подняться, опираясь на кровать.
Константин Иванович, выпучив широко открытые остекленевшие глаза и вцепившись судорожно скрюченными пальцами в волосатую грудь, лежал на смятой постели  в неестественной позе.
Одного взгляда было достаточно, что бы понять – доцент мертв.
Наташа прижала  ладошку ко рту, подавляя крик, и тихо заскулила. Все вокруг нее поплыло, ноги вновь подкосились, и она упала на пол  возле кровати, теряя сознание.

0


Вы здесь » фантастика, фэнтези » Творчество посетителей » Проект "Антарес"


фэнтези форумбесплатные форумымикроблоги