фантастика, фэнтези

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » фантастика, фэнтези » НФ-миры » Вселенная "Warhammer 40,000"


Вселенная "Warhammer 40,000"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Вархаммер 40000 (англ. Warhammer 40,000, неофиц. Warhammer 40K, WH40K) — серия настольных фантастических игр, производимых компанией Games Workshop, а также вымышленная вселенная, в которой разворачивается действие этих игр. Игра изображает сражения между армиями вымышленной вселенной 41-го тысячелетия с помощью миниатюрных фигурок воинов, чудовищ и боевой техники в масштабе «28 мм», то есть приблизительно 1:65. Игра Warhammer 40,000 является научно-фантастической аранжировкой оригинальной игры «Warhammer Fantasy», у которой заимствована значительная часть игровой механики, сюжетов и персонажей.

В настоящее время в игре на выбор игрока представлено одиннадцать сторон: Космодесант, Имперская Гвардия, Хаос, Орки, Эльдары, Тёмные Эльдары, Некроны, Тау, Тираниды, Охотники на демонов, Охотники на ведьм.

Партии проводятся на столах (как правило размером 4х6 футов, то есть 120х180 см), на которые выставляется т. н. «террейн» (англ. terrain) — макеты зданий, лесов и прочих элементов ландшафта. Также для игры используются шестигранные кубики, линейки, рулетки и специальные шаблоны, используемые для обозначения радиусов взрывов и эффектов огнемётов.

История создания
Первая редакция игры, Warhammer 40,000: Вольный Торговец (англ. Rogue Trader), была опубликована в 1987 году. Дизайнер Рик Пристли создал оригинальный набор правил на основе актуальной на тот момент второй редакции правил Warhammer Fantasy Battles, а также игровой мир Warhammer 40,000. Изначальная версия представляла собой очень подробную, хотя и несколько путаную книгу правил, ориентированную преимущественно на отыгрыш небольших схваток. Впоследствии, дополнительные материалы, представляющие правила на новые подразделения и модели, публиковались в журнале «White Dwarf». Со временем журнал «White Dwarf» предоставил более объёмные «листы армий», с помощью которых можно было создавать большие по размеру и более организованные армии, чем в оригинальной книге правил. Некоторые элементы игровых правил (болтеры, лазганы, фраг-гранаты, броня Терминаторов) присутствовала в раннем наборе правил, называемом Laserburn, написанном Брайаном Анселлом.

Вселенная игры
Стиль игрового мира Warhammer 40,000 часто называют футуристически-готическим фэнтези. Одной из наиболее характерных черт мира является нарочитая эклектичность — генетически измененные суперсолдаты соседствуют с вооружёнными копьями всадниками, напоминающими монгольских воинов, сверхсветовые космические корабли соседствуют с паровыми машинами, высокотехнологичное фантастическое оружие — с топорами, мечами и другим холодным оружием.
Другая характерная черта — многочисленные аллюзии на популярные книги, фильмы, мифы разных времен и народов, а также исторические события. Среди мифологических источников можно назвать Библию, мифы древней Греции, Рима, Персии, Скандинавии, различные оккультные учения. Среди литературных — произведения Джона Р. Р. Толкиена, Фрэнка Герберта, Роберта Хайнлайна, Гарри Гаррисона и многих других авторов.
Среди исторических — почти вся история человечества, от древнейших времен до ещё не наступившего будущего, каким его описывают фантасты.

0

2

Для меня знакомство с миром Warhammer 40K состоит в следующем: компьютерные игры, книги и ККИ. Замечательный мир с готической стилизацией и поэзией упадка, где мужество и честь - самые верные монеты. Вообще стоит поговорить об этом мире поподробнее - благо он проработан намного подробнее других миров, и нашел большее число воплощений

Отредактировано Бурцмали (2010-01-15 14:50:20)

0

3

е узнала практически ничего нового, кроме создания. Я раньше относилась к такой игре как Warhammer 40,000 с скептецизмом, но пообщавшись с моим старшим братом, который просто гуру по этой вселенной, я к добру ли к злу ли, прониклась симпатией. играю пока в Dawn of WarII, знакомлюсь так сказать. а фигурок с юнитами Warhammer 40,000 у моего брата несколько шкафов, я когда смотрела на всё это многообразие и нереальное количество, мне, если честно, не по себе становилось :|

0

4

Хоро_Мудрая написал(а):

играю пока в Dawn of WarII

Тоже хочу попробовать, но в нашем городе лицензию пока еще не встречал, а другое не покупаю

Хоро_Мудрая написал(а):

я когда смотрела на всё это многообразие и нереальное количество, мне, если честно, не по себе становилось

А теперь? Храните свои фигурки под подушкой или в тумбочке?  :)

0

5

Бурцмали написал(а):

А теперь? Храните свои фигурки под подушкой или в тумбочке?

пока на преобретение фигурок не решилась. зная свой фанатизм по драконам, я боюсь представить, что случиться если я зафанатею ещё от вархаммера, это будет страх божий! моя и комната и мама не переживут этого :crazyfun:

+1

6

Хоро_Мудрая написал(а):

зная свой фанатизм по драконам

Уважаю. Сам дракон  :)  +1

Хоро_Мудрая написал(а):

моя и комната и мама не переживут этого

Как показывает личный опыт, и мама, и комната все прекрасно переживут, и жена тоже  :)  Главное, было бы стремление

0

7

Бурцмали написал(а):

Уважаю. Сам дракон    +1

Спасибо! Мой Вам почтение! Обожаю драконов, всерьёз решила стать специалистом по драконам!

Бурцмали написал(а):

Как показывает личный опыт, и мама, и комната все прекрасно переживут, и жена тоже    Главное, было бы стремление

ну жены у меня не будет однозначно, а вот зная себя точно не переживут, хе-хе!

0

8

Хоро_Мудрая написал(а):

ну жены у меня не будет однозначно, а вот зная себя точно не переживут, хе-хе!

Тогда у вас один выход - отрастить крылья, хвост, чешую и улететь туда, где это возможно  :)

Так, заканчиваем офф-топ. Это Warhammer как-никак...

0

9

было бы здорово, если в вархаммере сделали драконов *задумчиво чешет подбородок* пожет подкинуть им там идейку?

0

10

Хоро_Мудрая написал(а):

было бы здорово, если в вархаммере сделали драконов

Драконы уже есть в другом Warhammer'е, который средневековый, с пиками, копьями и стрелами. В сорокатысячнике есть масса других приемуществ и чудовищ :)

0

11

Бурцмали написал(а):

Драконы уже есть в другом Warhammer'е, который средневековый, с пиками, копьями и стрелами

блин! и почему я всё узнаю последней? и где именно их можно наблюдать?

Бурцмали написал(а):

В сорокатысячнике есть масса других приемуществ и чудовищ

о да! в этом он неповторим)))

0

12

Одна из любимых мною игровых Вселенных.Любимой расой являются Эльдары (странно я знаю нескольких людей которых реально так зовут,например на Кавказе это имя встречается достаточно часто,но все это конечно же совпадение),которые напоминают  эльфов,только с развитой псионической  способностью.Хорошо проработанные миры, так же возможность играть в настольные игры по ее мотивам,вот основные причины её возвышения.Ну и книги тоже хорошие.

0

13

Девизы Империума Людей Warhammer 40k:

* Смерть послужит тебе компасом!
* Молитва очищает душу, а боль — тело.
* Признать поражение — опозорить Императора.
* Неси волю Императора как факел, разгоняй им тени.
* Есть только один Император, наш щит, наш защитник.
* Разница между ересью и предательством заключается в невежестве.
* Ничего нет только у мертвого. У того, кто жив, есть хотя бы жизнь.
* Открытый ум подобен крепости, врата которой открыты и оставлены без охраны.
* Поражению нет никаких оправданий, а победа в них не нуждается.
* Те, кто ищет совершенства, не найдут покоя в этом мире.
* Вопросы задают дураки; повторяют их дважды — идиоты.
* Боль — иллюзия чувств, отчаяние — иллюзия разума.
* Мысли порождают Ересь; Ересь порождает Наказание.
* Духовное уродство в сто раз страшней телесного.
* Никто из тех, кто умер за Него не умер впустую.
* Благословен ум, слишком маленький для сомнений.
* Успехи запоминают; неудачи стараются забыть.
* Мудрый учится на фатальных ошибках других.
* Мудрый не боится, боящийся — не думает.
* Ради настоящей цели не жалко и умереть.
* Неглубокий ум легко наполнить верой.
* Невиновность ничего не доказывает.
* Лишь смерть освобождает от службы.
* Истинная вера оправдывает все.
* Презрение к врагу — моя броня.
* Надежда — первый шаг на пути к разочарованию.
* Смерть — слуга добродетели.
* Знание — сила, храни его.
* Неглубокий ум — чистый ум.
* Познание порождает страх.
* Все души жаждут спасения.
* Оправдания — удел слабых.
* Узнай мутанта и убей его.
* Незнание — добродетель.
* Убивай, убивай, убивай.
* Проклятие живет вечно.
* Без Него мы — ничто.
* Опомнись и покайся.
* Исполняй его волю.
* Твоя вера — твой щит.
* Убей мутанта.
* Сожги еретика.
* Император — это все.
* Смерь без цели — проклятие.
* Да будут твои помыслы чисты.
* Его воля должна быть исполнена.
* Истинная вера не знает оправданий.
* Отступить от отвращения — не слабость.
* Бояться следует только поражения.
* Милосердие — признак слабости.
* Жалость — признак слабости.
* Отчаяние — признак слабости.
* Сомнение — признак слабости.
* Терпимость — признак слабости.
* Будь сильным в своем незнании.
* Великодушие — признак слабости
* Кровь мучеников питает Империю.
* Искореняй Ересь даже в душе своей.
* Вера должна быть подкреплена делами.
* Начать реформы означает начать революцию.
* Разум, не имеющий цели, всегда блуждает в потемках.
* Воспитай человека без веры и получишь разумного демона.
* Только глупцы говорят, что ничего не боятся и все знают.
* Смельчак — это тот, кто знает все, и ничего не боится.
* Ненависть — наибольший дар Императора человечеству.
* Успех измеряется в крови; твоей или твоих врагов.
* Лучше умереть за Императора, чем жить ради себя.
* Жизнь — это валюта Императора, трать ее разумно.
* Нет такого понятия как невиновность, есть лишь степень вины.
* Стойкость и молчание — вот высшие добродетели.
* У человека, лишившегося всего, остается вера.
* Лучше чувствовать страх, чем самодовольство.
* Обширному уму недостает сосредоточенности.
* Только служба приносит настоящее счастье.
* Император все знает, Император все видит.
* Жизнь — тюрьма, смерть — освобождение.
* Никогда не забывай, ничего не прощай.
* Истинно мудрый всегда полон опасений.
* Служить ему означает поклоняться Ему.
* Умный человек всегда подозрителен.
* Безжалостность — доброта мудрого.
* Служи Императору пока ты жив.
* Служи Императору сегодня, ибо завтра ты будешь мертв.
* В труде ты обретешь Спасение.
* Верный раб любит свою плеть.
* Настоящее отрицает прошлое
* Правда порождает ненависть.
* Прощение — признак слабости.
* Терпение и труд все перетрут.
* Счастье — самообман слабых.
* Вопрос означает сомнение.
* Безделье порождает ересь.
* Узкий взгляд лучше видит.
* Молчание — знак согласия.
* Очищай мир от нечисти.
* Страх отрицает веру.
* Труд — тоже молитва.
* Выполняй приказы.
* Не согреши.
* Правда всегда одна.
* Грех Императора - "хаос".
* Гвардейцы надеются на быструю смерть, десантники мечтают о ней!
* Будь смел в своих нивежествах.
* Жизнь ничто, смерть прозрение .
* Выкорчевывай ересь, а не рви ее ветки.

+2

14

Arilon написал(а):

Одна из любимых мною игровых Вселенных

За это и за цитаты +1 )) Когда человек увлечен и доволен эти - это всегда во благо, тем более, что я тоже увлечен этим же ))

0

15

Скрепя сердце, опустошил кошелек, выложил 600 рублей за "Рейвенор.Отступник", заключительную часть трилогии об инквизиторе Рейвеноре. Но это того стоило - вся серия книг Абнетта про инквизицию (первая трилогия про Эйзенхорна и вторая - про Рейвенора) больно уж хороша, просто замечательна )) Выглядит настоящим рубином в навозе прочих новеллизаций :)

0

16

Ангел "Буцефалона"


Ларкин думал о смерти. Он решил, что давно бы желал умереть, если бы не боялся этого так сильно. Целыми ночами он размышлял об этом, но так и не решил, чего же он сильнее боится - самой смерти или страха перед ней. Хуже того, он так часто оказывался близок к ответу. Так часто его ловил ее ледяной взгляд, так близко щелкали ее стальные клыки. Ответ был рядом столько раз.

Должно быть, сегодня он поймет. Здесь. Смерть или страх смерти.

Может быть, Ангел знала. Но она молчала. Строго и сдержано она смотрела вниз. Глаза закрыты, будто она спит. Руки сложены на груди в молитве.

Там внизу, за стенами, кипела битва за Буцефалон. Дрожали закопченные стекла в стрельчатых окнах - те, что остались целы. Яркими вспышками отражались трассирующие очереди, взрывы ракет. Ларкин прислонился к холодному камню колонны. Он поскреб испачканной рукой по узкому подбородку. Дыхание, наконец, возвращалось в норму, пульс падал. Приступ страха, от которого он стонал и задыхался пять минут назад, утихал, как буря. А может, он просто оказался в самом ее центре.

- Ты рассказывал о том, как попал сюда.

Ларкин оглянулся на Ангела. Она так и не подняла головы. Но она теперь смотрела на него, мрачно улыбаясь. Ларкин облизнул губы и беспечно взмахнул грязной рукой.

- Война. Сражение. Судьба.

- Нет, я имею в виду - именно сюда, - произнесла Ангел.

- Приказы. Воля Императора.

Казалось, Ангел слегка пожала плечами, закутанными в рясу.

- Ты очень закрытый. Прячешься за словами, скрываешь за ними правду.

Ларкин моргнул. На секунду перед его глазами замелькали яркие полумесяцы и размытые линии кровавой черноты. Короткий спазм тошноты. Он знал, что это означает. Знал с самого детства. Галлюцинации, тошнота, металлический привкус во рту. Потом беспричинный страх, видение туннеля. После этого, если повезет - вспышка огненной боли в голове, делающая его слабым и беспомощным на многие часы. Если не повезет - приступ, конвульсии, обморок. Потом он очнется, весь в крови и синяках от припадка. Несчастный, опустошенный, разбитый изнутри.

- Что с тобой? - спросила Ангел.

Ларкин слегка постучал пальцем по виску.

- Я… не в порядке. И никогда не был, ни разу за всю свою жизнь. Припадки обычно пугали мою мать, но я боялся их намного сильнее. Время от времени со мной происходит такое.

- В такие моменты, как сейчас? Когда тяжело? Когда рядом опасность?

- Не обязательно. Это просто одна из причин. Ты ведь знаешь, что такое плоин?

- Нет.

- Это фрукт. Круглый, с мягкой зеленой кожурой. Внутри розовая мякоть, много черных косточек. Мой дядя выращивал их в саду, на Танисе. Замечательные фрукты, но от одного их запаха у меня начинался приступ.

- Неужели нет никакого лекарства от этого?

- У меня были таблетки. Но я забыл их взять, - он достал деревянную коробочку и открыл, показывая, что она пуста.

- Или я не заметил, когда они кончились.

- Как ты сказал, они называют тебя?

- Чокнутый Ларкин.

- Это жестоко.

- Но ведь так и есть. У меня не в порядке с головой. Чокнутый.

- С чего ты взял, что ты ненормален?

- Ну, я ведь разговариваю со статуей, разве нет?

Она рассмеялась и одернула белую рясу, прикрывавшую ее ноги. Ее окружало мягкое, чистое сияние. Ларкин снова моргнул и опять увидел полумесяцы и линии.

Снаружи грохот очередей и взрывов рвал вечерний воздух. Ларкин поднялся и подошел к ближайшему окну. Он смотрел на город сквозь цветное стекло витража. Окруженный стеной в восемьдесят метров высотой, шпиль крупнейшего полиса Буцефалона возвышался на краю гор. Клубы дыма скрывали город. Лазерные лучи расчерчивали воздух яркой сетью. В двух километрах, он разглядел гигантские штурмовые рампы, возведенные саперными частями Имперской Гвардии. Огромные насыпи земли и бетонного крошева возле стен, почти километр в длину, и достаточно широкие, чтобы на стены могла подняться бронетехника. Пламя яростного боя освещало рампы.

Чуть ближе, люди казались не больше муравьев. Тысячи солдат выбирались из окопов, рассыпались по истерзанной, разбитой земле, штурмуя неприступные стены.

У Ларкина была хорошая обзорная точка. Эта разрушенная крепость была частью комплекса, охранявшего главный акведук города. Именно это мощное строение сорвало первые попытки противника обстрелять город. Не смотря на сильный гарнизон, крепость показалась комиссару Гаунту хорошей точкой для проникновения диверсионной команды. Далеко не первая ошибка комиссара.

Гаунт говорил, что до оккупации Хаоса, полисом управляли тридцать два благородных дома, потомки торговых династий, основавших город. Прекрасные знамена, развешенные по стенам, изображали их фамильные гербы. Сейчас с деревянных перекрытий свисали лишь обрывки пестрой ткани. А еще их теперь дополняли распятые тела глав благородных семейств.

Это было первым деянием Нокада. Нокад Погибельный, Нокад Улыбающийся. Лидер харизматического культа, чьи богохульные силы захватили Буцефалон изнутри, покорив один из прекраснейших Миров Саббаты. Произнося торжественную речь перед началом крестового похода, военачальник Слайдо лично отметил гордый Буцефалон, как один из миров, которые он желает спасти от скверны в первую очередь.

За окном разорвался снаряд, и Ларкин нырнул в укрытие. Витраж осыпался на пол осколками. Вспышки перед глазами становились все сильнее, и он почувствовал кислый привкус металла. А еще был гул. Глухой, болезненный вой в ушах. Очень плохой знак. Это было только раз или два, накануне самых страшных приступов безумия. Что-то странное творилось со зрением. Все вокруг, казалось, вытягивалось, как в кривом зеркале на карнавале Аттики. Временами предметы искажались, приближались и снова удалялись, их очертания становились размытыми.

Дрожь пробирала до костей.

Ангел зажигала свечи у металлического жертвенника. Ее движения медленны, прекрасны, грациозны.

- Почему ты не веришь в ангелов? - спросила она.

- О, я верю, - вздохнул Ларкин, - и не только сейчас, я и раньше верил. Есть у меня друг, Клугган, сержант. Увлекается военной историей, вроде того. И он говорил, что во время Битвы при Сароло на рассвете пришли ангелы и вдохновили Имперские войска на победу.

- И ты думаешь, это было просто видение? Массовая галлюцинация из-за страха и усталости?

- Мне ли судить? - откликнулся Ларкин, а Ангел тем временем зажгла последнюю свечу и затушила лучину. - Я сумасшедший. Видения и призраки являются мне каждый день. Большая часть - просто порождения моего ненормального разума. Я не могу сказать, что правда, а что - нет.

- Твое мнение не менее правдиво, чем любое другое. Так как ты думаешь, видели ли солдаты ангелов при Сароло?

- Я…

- Просто скажи, что думаешь.

- Думаю, да.

- И что это были за ангелы?

- Проявление силы Императора, пришедшего ободрить своих воинов.

- Так ты считаешь?

- Я бы хотел в это верить.

- А что же еще это может быть?

- Групповое помешательство! Колдовство псайкеров! Сказки, выдуманные теми, кто выжил в бою! Как ты и сказала, массовые галлюцинации.

- Даже если это и так, разве это настолько важно? Видели ли солдаты ангелов, или им просто почудилось - но это вдохновило их на победу при Сароло. Если ангел - вовсе не ангел, а просто вдохновляющий образ, разве это делает его менее ценным?

Ларкин мотнул головой и улыбнулся.

- Зачем я тебя вообще слушаю? Видение, спрашивающее меня о видениях!

Она взяла его за руки. Ощущение была настолько шокирующим, что гвардеец вздрогнул, но в ее прикосновении было что-то неуловимо спокойное, приятное. Тепло разливалось по его пальцам, рукам, добиралось до сердца.

Он снова вздохнул, теперь глубже, и посмотрел в ее лицо, скрытое тенью.

- Так я существую, Лайн Ларкин?

- Я бы сказал да. Но… ведь я же чокнутый.

Они вместе рассмеялись, все еще держась за руки. Его грубые, грязные пальцы сжаты в ее мягких белых ладонях. Они смеялись, глядя друг на друга. Его хриплый хохот сплетался с ее тихим, мелодичным смехом.

- Почему ты бросил своих друзей? - спросила она.

Он вздрогнул и отдернул руки, отстраняясь от нее.

- Не говори об этом.

- Ларкин… почему ты так поступил?

- Не спрашивай об этом! Не спрашивай!

- Ты отрицаешь это?

Поскользнувшись на обломках, он врезался в колонну и развернулся к Ангелу, яростно глядя на нее. Перед глазами все дрожало, расплывалось, мерцало. Она казалась совсем далеко, а потом вдруг становилась огромной, нависала над ним. Спазмы выворачивали наизнанку.

- Отрицаю?.. Я никого не бросал… Я…

Ангел отвернулась. Теперь он мог разглядеть ее ярко-золотые косы, ниспадающие до самого пояса, и могучие крылья, вырывающиеся из-под белой рясы. Она склонила голову. И вновь заговорила после долгого молчания.

- Комиссар Гаунт отправил свои войска к акведуку, для проникновения в Буцефалон. Основной целью был сам Нокад. Почему?

- Отруби голову - и тело умрет! Гаунт сказал, что нам никогда не взять это место, пока Нокад поддерживает свой культ! Целый город превратился в его Доктринополис, рассадник его культа, распространяющий его лживые проповеди по другим городам и даже мирам!

- И что же ты сделал?

- Мы… Мы проникли в каналы акведука. Рота Роуна шла первой, отвлекая на себя огонь и прорывая оборону. Корбек со своими бойцами должен был идти следом, проскочить, пока Роун удерживает коридор. Мы должны были войти в город по каналам.

- Как вы не утонули?

- Каналы уже шесть месяцев как высохли. Там все было заминировано, конечно, но у нас были миноискатели.

- Ты был в роте Корбека?

- Да. Я не хотел идти… Фес! Мне вообще противна эта самоубийственная идея, но я же снайпер Корбека… а он мой друг. Он настаивал.

- Почему?

- Потому что я снайпер роты Корбека и его друг!

- Почему?

- Да не знаю я!

- Может быть потому, что ты лучший стрелок всего полка? Потому, что если кто-то и мог пристрелить Нокада, это мог быть только ты? Может, Корбек вынужден был взять тебя? Мог ли он бояться, что ты сломаешься, если будет слишком жарко?

- Не знаю!

- А ты подумай! Может быть, он, в конце концов, взял тебя потому, что ты и правда лучший стрелок? Каким бы опасным ни было задание, как бы ни был хрупок твой разум. Может, он ценил в тебе именно это? Может, он не мог обойтись без тебя, не смотря на риск?

- Заткнись, наконец!

- Может быть, ты подвел его?

Ларкин закричал и прижался лицом к полу. Ураган безумия заставлял его худощавое тело биться в конвульсиях. Волна ужаса поднялась и поглотила его разум. Он уже видел одни цветные пятна - перед глазами лишь размытый неоновый калейдоскоп.

- И что же ты делал? Та перестрелка в канале. Ближний бой. Лопра мертв, обезглавлен. Кастин разорван на куски. Хеч, Гросд и все остальные, вопли, красный туман горящей крови. Корбек требует подкрепления, клинки света вспарывают воздух. А что делал ты?

- Ничего!

- Не просто "ничего". Ты побежал. Сбежал с поля боя. Полз, и бежал, бежал, бежал, пока не оказался здесь. Ноешь в луже собственной блевотины и винишь себя.

- Нет… - выдохнул Ларкин, лежа на полу. Он был словно в пустоте. Ничего не видел, не слышал, не чувствовал. Остался только ее голос.

- Ты бросил их. Значит ты - дезертир.

Ларкин внимательно посмотрел на нее. Ангел стояла у реликвария, держа в руках деревянный ларец, окованный железом. Он достала что-то и одела на голову, пригладив золотистые волосы. Это была фуражка. Фуражка полкового комиссара. Как у Гаунта.

Потом она достала из священного ларца еще что-то, завернутое в пыльный саван. Она сняла покров своими прекрасными руками. С потрясающей уверенностью ее изящная ладонь загнала в магазин обойму. Она передернула затвор и сняла блокировку. И повернулась.

Утонченные, острые черты лица под козырьком фуражки. Только теперь Ларкин разглядел ее точеные, узкие щеки и подбородок. Спокойное и одновременно яростное лицо, словно вытесанное из камня. Как у Ибрама Гаунта. Она вскинула болт-пистолет и направила на Ларкина. Ее крылья поднялись и развернулись почти на двадцать метров. Огромная арка потрясающе-белых орлиных перьев.

- Знаешь, что мы делаем с дезертирами, Ларкин? - мрачно спросила она.

- Да.

- Мы существуем, чтобы поддерживать и вдохновлять, мы несем с собой дух битвы, вселяем доблесть в сердца воинов Империума. Но если эта доблесть подводит, нам приходится карать.

- Ты… Ты говоришь как Гаунт.

- У нас много общего с Ибрамом Гаунтом. Общая цель, общая задача. Вдохновлять и карать.

Казалось, мир за пределами монастыря погрузился в тишину. Словно война остановилась.

- Ты дезертир, Ларкин?

Он взглянул на Ангела, потом на оружие, на пугающе расправленные крылья. Гвардеец медленно встал на колени и, наконец, поднялся во весь рост.

- Нет.

- Докажи.

Каждая клеточка его тела болела, каждый нерв дрожал. Его разум прояснился, хотя он и чувствовал себя странно. Рассчитывая движения, он осторожно подошел к своему вещмешку.

- Докажи, Ларкин! Ты нужен Императору здесь, в этот час! Призови свою силу!

Он оглянулся. Ее глаза, как и оружие, все так же смотрели на него.

- Откуда ты знаешь мое имя?

- Ты сам сказал.

- Нет, я не о фамилии. Мое имя, Лайн. Я уже давно им не пользуюсь. Откуда ты узнала?

- Я все знаю.

Он рассмеялся. Громкий, раскатистый хохот сотряс его грудь, когда он открыл вещмешок.

- Фес тебе. Никакой я не дезертир.

- И почему же?

- Видишь? - он вынул свою снайперскую винтовку из чехла, привычным движением снял с предохранителя.

- Винтовка?

- Лазерная винтовка. Рабочая лошадка Имперской Гвардии. Крепкая, прочная, надежная. Можно врезать по ней, бросить, драться ей как дубиной, закопать в землю, и она все равно будет работать.

- Это не обычная винтовка, - Ангел подошла ближе, рассматривая оружие. - Не стандартный Тип M-G. Где интегрированный прицел, регулятор мощности заряда? Ствол, он слишком длинный и тонкий. А это ведь пламегаситель, верно?

Ларкин заулыбался, роясь в вещмешке.

- Это снайперский вариант. Та же основа, но усовершенствованная. Часть модификаций я сделал сам. Я снял обычный прицел, потому что пользуюсь вот этим, - он показал толстую трубку, закрепил ее на винтовке. Затем он снял заглушки с обоих концов, и по стволу побежали тусклые красные блики. - Ночной прицел. Сам сделал. И крепление под него тоже придумал. Дома я охотился с ним на лариселей.

- Лариселей?

- Небольшие грызуны с дорогой шкуркой. До Основания я неплохо зарабатывал, охотясь на них.

Гвардеец провел пальцами по стволу.

- XC 52/3, упрочненный ствол. Более длинный и тонкий, чем стандартный вариант. Выдерживает около двадцати выстрелов, - он слегка пнул вещмешок, раздался лязг. - Я обычно таскаю пару-тройку запасных. Они изнашиваются и искривляются. Ствол можно сменить за минуту, если знать, что делать, конечно.

- Зачем именно упрочненный ствол?

- Хотя бы из-за того, что это увеличивает дальнобойность и кучность, а еще потому, что я использую вот такие штуки, - Ларкин вынул энергоблок и загнал в магазин. - Мы называем их "разогретые заряды". Более мощные энергоблоки, жидкометаллическая батарея разогнана до предела. Повышает убойную силу, но сказывается на количестве выстрелов. Идеально для снайпера. Вот поэтому мне и не нужен регулятор мощности. Она у меня всегда одна и та же.

- Приклад из дерева.

- Нэлвуд, Танисская древесина. Я доверяю тому, что знаю.

- А этот пламегаситель?

- Я ведь снайпер, Ангел. Я не хочу, чтобы меня заметили.

- Так ты снайпер, Лайн Ларкин? А я была уверенна, что ты дезертир, - мрачный голос эхом отразился от стен.
Ларкин повернулся к ней спиной, ожидая выстрела в затылок. Его разум был ясен, яснее, чем когда-либо за многие месяцы.

- Думай как хочешь. Я скажу тебе то, что знаю.

Он подошел к сводчатым дверям храма и пригнулся, положив винтовку среди камней. Отсюда он мог видеть большую часть полуразрушенного канала верхнего яруса акведука.

Ларкин устроился поудобнее, размял руки и шею. Затем он заглянул в оптический прицел.

- Основной задачей моей роты было уничтожение Нокада. Харизма - его главный инструмент. Он руководит силой своего личного авторитета, а значит должен находиться на передовой. Обе стороны увидели в акведуке главную уязвимую точку Буцефалона. И мы ударили, крепко ударили. И Нокад будет стоять на этом участке так же крепко. А это значит, он должен будет вдохновлять своих людей. В свою очередь, это означает, что он появится здесь собственной персоной.

- А если не появится? - поинтересовалась Ангел.

- Значит я стану еще одним безымянным деревянным столбиком на кладбище, - Ларкин больше не смотрел на нее, не обращал внимания на ее пугающее присутствие. Даже если бы она приставила пистолет к его виску, он не обратил бы внимания.

- Ты доверяешь этому прицелу при стрельбе? - прошептала она.

- Я сам пристреливал его. И я доверяю ему, это верно. Забавно, но что бы ни происходило вокруг, какое бы безумие не творилось… - и в этот момент Ларкин позволил себе глянуть через плечо. - Через этот прицел я всегда вижу правду. Он показывает мне мир таким, какой он есть. Настоящий мир, а не то, что говорит мне мой фесов мозг.

Долгое молчание.

- Может мне стоит и на тебя взглянуть через прицел? - предположил Ларкин.

- У тебя ведь есть другая работа, разве не так, Лайн?

- Да. Моя работа, - он снова повернулся к винтовке и закрыл глаза.

- Ты закрыл глаза. Что ты делаешь?

- Ш-ш! Чтобы выстрел был удачным, нужно выровнять дыхание. Более того, ствол оружия должен быть направлен прямо на цель, - он дернул свой плащ, пытаясь оторвать от него кусок. Что-то с треском порвалось за его спиной. Грациозная рука протянула ему длинную полоску сияющей белой материи, легкой и теплой на ощупь.

- Возьми, Лайн.
Ларкин ответил ей улыбкой. Он обмотал ствол винтовки мягкой тканью, и снова уложил ее на камни. Укутанное ангельской материей, оружие теперь намного прочнее лежало на своей жесткой опоре.

- Спасибо, - произнес он, снова усаживаясь.

- А что ты теперь делаешь?

- Мне нужна твердая позиция для стрельбы, - Ларкин заерзал на месте. - Если винтовка хоть немного покачнется, выстрел может пройти мимо цели. Мне нужно как следует улечься, закрепиться, но не совсем прочно. Мне нужна точка, с которой оружие будет естественно направлено на цель. Если мне придется удерживать его силой в нужном положении, я промажу. Вот в этом и загвоздка…

Он вновь закрыл глаза.

- Прицелься, закрой глаза. Потом открой. Может оказаться, что прицел сместился. Смени положение и повтори снова.

- И сколько раз?

- Столько, сколько потребуется, - Ларкин опять зажмурился, открыл глаза, подвинулся и начал все заново. - Через некоторое время, когда ты откроешь глаза, оружие будет лежать, указывая точно на цель. Так, как ты и направил его.

- Ты так медленно дышишь, - голос Ангела шепотом звучал в его ухе. - Почему?

Ларкин слегка улыбнулся, но даже в тот момент он старался не нарушить своего положения.

- Как только найдешь нужную позицию, дыши медленно, в одном ритме. Расслабься и не сбивайся с него. Когда выстрелишь, глубоко вдохни несколько раз. Потом подожди, выдохни совсем чуть-чуть. И стреляй снова. И только тогда можно выдохнуть как следует.

- Сколько это все займет? - спрашивала из-за спины Ангел.

- Столько, сколько нужно для уничтожения цели.

Нокад Улыбающийся пел своей пастве, когда его служители продвигались по верхнему каналу акведука. Колонна существ, когда-то бывших людьми, теперь закутанных в рваные плащи из кожи своих жертв. Они размахивали оружием, стуча по нему в такт пению. Они шли по разорванным телам врагов, атаковавших днем слабую точку их крепости.

Нокад Улыбающийся был мощным и крепким, выше двух метров ростом. Пирсинг украшал его голую грудь и руки: кольца, цепи и шипы покрывали его блестящую кожу металлическим ковром, сиявшим не хуже его великолепных зубов.

- Они будут вашими трофеями, - оскалился Нокад, проходя мимо трупов. Имперская Гвардия. Жалкие, слабые создания, одетые в глупую форму и безликие плащи. Впереди уже закипал бой, недалеко огрызались огнем лазерные винтовки.

Корбек засел в одном из колодцев канала с тремя выжившими бойцами. По интеркому была слышна ругань Роуна.

- Полное дерьмо! Они тут все перекрыли, не пройти! Надо отходить!

- Фес тебя, Роун! Это наш единственный путь! Мы пойдем вперед! Давай, выводи своих ребят!

- Корбек, придурок, это же чистое самоубийство! Нас тут же прикончат!

- Значит, ты бросаешь меня, майор? Так ты хочешь поступить, да? Тебе придется дорого за это заплатить!

- Фес тебя самого, дебил ненормальный! Ты, видать, совсем спятил, раз хочешь лезть туда!

Нокад шел вперед. Его люди любили его. Они радостно пели вместе с ним, тесня захватчиков.

У входа в канал Нокад выкрикивал вдохновенные слова своим последователям. Он вскинул руки к небу под визг своего цепного меча.

А потом была вспышка света, что-то громко хрустнуло. Голова Нокада разлетелась кровавыми брызгами.

Ларкин повалился на спину у дверей, дергаясь в конвульсиях. Спазмы сотрясали его тело, и его разум снова помутился.

- Ларкс? Ларкс? - Корбек негромко позвал его.

Ларкин лежал у входа в разбитую церковь, свернувшись в луже собственных выделений. Когда он пришел в себя, он обнаружил, что его разум потрясающе чист. Словно очищен светом.

- Колм…

- Ларкс, сукин ты сын! - Корбек поднял его на ноги, и тот покачнулся.

Винтовка Ларкина валялась на полу. Ствол сгорел и сломался.

- Ты прикончил его. Прикончил его, старый засранец! Поджарил его как следует!

- Правда?

- А ты сам послушай! - Корбек усмехнулся и подтащил снайпера к дверям. Снаружи, со стороны акведука доносились громкие возгласы ликования. - Они сдались! Мы взяли Буцефалон! Нокад мертв!

- Вот дерьмо… - Ларкин сполз на колени.

- А я-то подумал, что ты сбежал! Серьезно! Я думал, что ты, фес тебя, дезертировал!

- Я? - Ларкин поднял на него взгляд.

- Я не должен был в тебе сомневаться, правда ведь? - спросил Корбек, крепко обняв худощавого снайпера.

- Куда делась Ангел? - тихо произнес Ларкин.

- Ангел? Нет здесь никаких ангелов, разве что, кроме нее! - полковник указал на поврежденную статую ангела над купелью.

Прекрасная крылатая дева, преклонившая колени в молитве. Прекрасные руки сложены на груди. Голова смиренно наклонена. Надпись на плитах гласила, что она - символ Бога-Императора. Воплощение Золотого Трона, явившееся старейшинам Буцефалона во времена колонизации и присматривавшее за покорением этих земель.

Просто старый миф. Просто кусок камня.

- Но… - начал было Ларкин, когда Корбек снова поставил его на ноги.

- Но больше ничего! - расхохотался полковник.

Ларкин тоже рассмеялся. Его трясло от силы собственного хохота.

Корбек увел его из монастыря. Они оба все еще смеялись.

Последнее, что увидел Ларкин, прежде чем Корбек уволок его, была упавшая винтовка снайпера. Ее ствол был обернут в опаленный кусок прекрасной белой ткани.

Один из любимых моих рассказов.)

0

17

Падение Малволиона

Судя по его хронометру, полдень еще не наступил, но воздух, как ему казалось, уже раскалился добела. Карл Гросс - гвардеец Пятнадцатой Мордианской Железной Гвардии перед тем как открыть ржавую дверь позволил себе утереть пот, заливающий глаза. Он остановился и нашел глазами майора Хешта. Офицер напряженно смотрел на Карла. Его лазган был готов к стрельбе. Бусинки пота сбегали пунктиром по его лицу. Было заметно, что пот у него выступил не только от жары.

- Чего ты ждешь? - прошипел он.

Гросс пожал плечами. Он и сам точно не знал, что ждет его за этой дверью. Перед выходом с базы Хешт сказал ему и другим гвардейцам из 2-й роты, что они всего лишь должны проверить, почему уже в течении 3-х дней не выходит на связь водонапорная станция, расположенная в дельте реки. Осторожно отодвинув защелку, он начал медленно открывать дверь. Позади него, припали к стенам коридора, застыв в напряжении и сжав лазганы,  шесть других пехотинцев из 2-й. Гросс, чертыхаясь про себя, стал медленно открывать дверь. И почему именно ему досталась эта "почетная обязанность" открывать дверь в неизвестность? Но, черт возьми, мы же Железная Гвардия! Более храбрых и дисциплинированных солдат в Империи не найти.

Они достигли водонапорной станции рано утром. Комплекс, состоящий из развернутых автоматических комплексов и жилых помещений, отвечал за снабжение водой более дюжины ирригационных систем близлежащих ферм. Солнце только-только поднималось, было свежо. Не было видно ни единого признака жизни, даже вездесущих птиц, вечно вьющихся вокруг воды. Никто не отвечал на их окрики и запросы по воксу. Войдя, все сразу же начали тихо материться, так как какой то дурак установил климат-контроль на "тропический".

Отодвинув запор, Гросс, медленно отходя в сторону, тянул дверь за собой так, чтобы майор мог сразу выстрелить. Перед ними лежал гидропонный цех с высокой керамо-стеклянной крышей и металлическими опорами, ржавеющими в излишне влажном воздухе. Образцы зерновых культур и прочих растений размещались в маркированных горшках и стеллажах. Они прошли между огромных решеток, служащих здесь нагревательными приборами. Сверху постоянно капал конденсат. Мордианцы, набившиеся в оранжерею, мгновенно взмокли.

- Посмотрите, что это такое? - позвал гвардеец Парнелл.

Гросс вместе с майором подошли к нему. Парнелл с отвращением показывал на нечто лежащее под лампами дневного света. Периодически на эту дрянь, напоминавшую гниющие шаровидные раздутые грибы размером с голову человека и время от времени пульсирующую, распылялись какие-то химикалии. Майор выругался. Ни один из его людей не имел агротехнического образования и не был на Малвалионе настолько долго, чтобы знать местную флору. Но все знали, что "это" не растение.

- Сжечь эту гадость. Возьмите огнемет и все в пепел, - Хешт отошел в сторону.

Гросс уже собирался выполнить приказ, когда раздалось шипение лазганов. Неподалеку, где-то в соседних зданиях громыхнули шесть коротких взрывов. Воксы стали разрываться от неразборчивых воплей и выстрелов лазганов. Взвод развернулся. Все во главе с Хештом побежали на выстрелы. У Второго взвода, проводящего разведку в левом крыле комплекса, были неприятности. Люди Хешта ворвались в помещение, из которого были получены последние сигналы от Второго. Это был ангар, в котором были припаркованы сельскохозяйственные машинами с огромными колесами. Воздух был полон дыма, оставшегося после взрывов гранат. На полу лежало два трупа. Оба были из Второго. Они выглядели так, как будто их расчленили огромными сельскохозяйственными серпами. Взвод медленно крался во мраке. Гросс увидел обезглавленный труп, забрызгавший кровью колесо одного из тракторов. Этот трактор был пристыкован к огромному грузовику, в кузове которого лежало нечто похожее на необычный космический корабль весь перепачканный глиной из дельты реки. Похоже, он был сделан из какого-то металла. Гросс присмотрелся, и его передернуло от омерзения. Да он же был той же самой живой пульсирующей дрянью, что они видели в оранжерее, только гораздо больше размером. Не это ли нашли ученые в дельте реки и доставили сюда для изучения, как они передали в их последнем выходе на связь?

Вдруг позади него раздался душераздирающий крик и выстрелы из лазганов. Гросс развернулся на шум и его чуть не сбил с ног труп пехотинца Парнелла. Вернее пролетевшая в нескольких сантиметрах от него мешанина из мяса, костей, и фонтанов крови. Лазганы взревели и выплюнули яркие импульсы. Нечто пронеслось во мраке с ужасающей скоростью. Нечто с когтями-серпами. Четырьмя комплектами когтей.

Оно рассекло майора Хешта надвое где-то в области талии и, все еще продолжая стрелять, то, что осталось от офицера рухнуло на пол. Следующим должен был стать Гросс. Он взвыл и открыл огонь. Генокрад…

* * *

Гросс, закричав, проснулся. Он весь вымок от пота. Голова раскалывалась. Прошло уже две недели с того кошмара на станции. Из его роты выжило только трое. Он никак не мог забыть о том, что случилось. Он же ветеран. Он бывал в жестоких битвах, но ни когда не был один на один с ужасающим монстром. Он физически ощущал его близость, его запах врезался ему в мозг. И уже две недели его преследовали кошмары и во сне и наяву.

Генокрад…

Надев форму, Гросс, пошатываясь, вышел из казармы и зажмурился от дневного света. Были слышны  рокот моторов и разговоры солдат. Он должен прийти в норму. Если он хочет выйти из шокового состояния, надо занять чем-нибудь свое тело и, главное, мозг.

Жмурясь от яркого солнца, он вышел на улицу и увидел грузовики, которые, разбрызгивая грязь, увозили вдаль людей и оборудование. Теплый грибной дождь, идущий совершенно не по сезону, размывал и без того разбитую дорогу. Модульные крыши и башни агротехнического комплекса 132/5 на планете Малволион радостно блестели. Из водосточных труб хлестала вода.

Эвакуация шла полным ходом.

Перебегая дорогу между двумя громадными рычащими транспортерами, он уверял себя, что они уничтожили всю ту нечисть. Он сам лично разнес к чертям из лазгана одного из "этих", а потом еще двух. Затем он и остальные немногочисленные выжившие подорвали водонапорную станцию с помощью кумулятивных мин. Они сохранили свои сердца верными железной дисциплине мордианцев. Они отрапортовали гвардейскому командованию и, благодаря им, по всей планете было объявлено предупреждение об опасности.

Это должно было заставить его чувствовать себя лучше. Ведь так?

Гросс увидел полковника Тигла, контролирующего погрузку транспортеров разнообразными материалами и оборудованием из производственных помещений. Полковник выглядел разгоряченным и взволнованным. Поселенцы толпились вокруг него и требовали, чтобы в список эвакуируемого было внесено как можно больше ценного сельскохозяйственного оборудования и техники.

Увидев Гросса, он вырвался из их круга.

- Во имя Золотого Трона, - сбивчиво пробормотал он гвардейцу, - эти люди доведут меня до инфаркта! Я ведь и так хочу вывести как можно больше их любимого дорогого оборудования. Так они меня достают, чтобы я не забыл и об их проклятых культиваторах и прочей огромной сельхозтехнике. Я уже начинаю подумывать, чтобы попросить тебя рассказать им о том, что ты видел.

- И создать массовую панику, сэр? - печально улыбнулся Гросс.

Тигл вздохнул.

- Да, нет, нет …

- Могу ли чем-нибудь помочь?

- Я думал, что ты в медсанчасти. Что сказали тебе медики?

- Они сводят меня с ума, сэр. Прикажите мне чем-нибудь заняться. Это отвлечет меня от тех ужасов, которые я никак не могу забыть.

Полковник кивнул.

- Молодец солдат. Итак, нам нужны водители. Сможешь управиться с транспортером?

- В принципе, да, - ответил Гросс.

Тигл взглянул на свой информационный планшет и указал на грузовик с восемью покрытыми толстой коркой затвердевшей грязи колесами.

- Транспортная единица №177 в твоем распоряжении.

- Что мне делать?

- Я хочу, чтобы основная часть эвакуации была закончена к 1500. И ни каких оправданий не приму. Все, что мы не погрузим до этого срока, останется здесь навсегда, включая и этих проклятых фермеров. Конечный пункт равнина Нэсайн в девятнадцати часах пути отсюда. Согласно переданному сообщению, там нас ожидают около шестидесяти большегрузных транспортов, чтобы доставить нас на орбиту к нашему флоту. Туда уже идут еще восемь эвакуационных конвоев из других сельскохозяйственных поселений, так что, думаю, тебе понятно, что надо успеть вовремя. Если мы хотим, чтобы нам досталось  место в них, и они не улетели без нас.

- А что, если в пути нам вдруг придется сражаться, сэр?

- Тогда мы покажем этим инопланетным уродам, что такое боевой дух мордианцев. На этой планете у нас развернут полк численностью семьдесят тысяч гвардейцев, не стоит также забывать о тридцати тысячах из полков планеты Файрус. Генерал Кан сообщил мне, что в ближайшие часы ожидается высадка бронетехники. Так же возможна помощь от Орденов.

- Все это обнадеживает, - сказал Гросс, - ведь вполне возможно на водонапорной станции была лишь небольшая вылазка, но именно поэтому мы должны быть готовы ко всему.

- Да сейчас мы должны быть готовы ко всему, - сказал Тигл, немного помрачнев, - уровень опасности установлен максимальный. Разве тебе никто ни чего не сказал?

- А что случилось?

- Межпланетные астропатические станции связи перестали получать информацию пять часов назад. На нашу планету упала Тень (псионическое блокирующее поле, устанавливаемое Разумом улья вокруг поглощаемой планеты - прим. переводчика). ОНИ идут. Гросс, они стопроцентно нападут на нас.

* * *

Подобно выброшенным на берег левиафанам с раскрытыми в немом крике пастями, большегрузные транспорты разместились на каменистой равнине Нэсайн, изрыгая в клубах надоедливой пыли потоки бронетехники.

Даже находясь на верхушке обзорной мачты командного судна на высоте трехсот метров, генерал Канн слышал грохотание и ворчание Паладианских танков и другой бронетехники. Он осматривал все вокруг через свой магноокуляр и удовлетворенно кивал.

Полковник Гризмунд развертывал бронетехнику со всей быстротой, как ему и было приказано, возможно, даже еще быстрее. Видимость была превосходной. Небо было ясным и синим. Зона высадки просматривалась на десять километров во все стороны. Их не могли застать врасплох.

Канн позволил магноокуляру повиснуть вдоль его безупречно чистой и выглаженной униформы Мордианской Гвардии. Рядом с ним на обзорной платформе находилось двое сервиторов и трое адъютантов мордианцев, сидевших за консолями наблюдения и вокс станцией. Спокойный шум переговоров трескотал на заднем фоне.

Хэнфф, один из адъютантов, приблизился к нему и передал информационный планшет.

- Данные из всех точек эвакуации, сэр. Большинство конвоев из поселений уже идут полным ходом к нам. Тигл из агротехнического комплекса 132/5 сообщает Вам, что отправятся в 1500.

- Почему так медленно?

- Это тот комплекс, где произошло столкновение, сэр. Я думаю, что полковник особенно осторожен.

Канн кивнул. Он хорошо знал Тигла и полностью ему доверял. Тот знал, что делать.

- А как насчет вот этих? - спросил он, указывая на планшет. - Поселение 344/9?

- Они также не загрузились, генерал. Там находятся гвардейцы из Файрусианского полка. Я… не знаю в чем причина задержки.

- Свяжитесь с ними. Узнайте в чем дело. Скажите им, что я сдеру с них с живых кожу, если они сей час же не выдвинутся.

- Есть, сэр!

Воздух задрожал от чрезвычайно низкого мощного басистого рычания. На них упала тень. Это еще один большегрузный транспорт грузоподъемностью десять тысяч тонн садился на равнину, маневрируя тормозными двигателями, выпускающими синее пламя перегретой плазмы.

- "Ариадна", - сказал Хэнфф. - Точно по графику.

По полу наблюдательной вышки залязгали чьи-то ботинки. На вышку поднялся полковник Гризмунд. Он был высоким, полным человеком, гордо носящим темно-багровое боевое обмундирование Палладианской Бронетанковой бригады. Остановившись, полковник отдал честь Кану.

- Докладываю, - произнес он. - Мы готовы выдвинуться немедленно. Что нам предстоит сделать, сэр?

Канн пожал руку полковника и показал ему на полевую карту.

- Сейчас мы просто должны быть начеку, Гризмунд. Две недели назад мои люди обнаружили в дельте вниз по реке генокрадов. Из донесений следует, что местные поселенцы нашли что-то вроде тиранидского разведывательного аппарата или зонда вторжения и пробудили его. Один Император знает, как долго этот маяк подавал сигналы, но с того момента, как сегодня утром на нас упала ИХ Тень, стало понятно, что он был услышан. Я хотел бы, чтобы вы выдвинулись на юг. Эвакуационному конвою, следующему от дельты реки, возможно, понадобится помощь. Если неприятности начались там, то там они, вполне вероятно, и продолжатся.

- Хорошо, хорошо… - Канн обернулся, чтобы найти взглядом Хэнффа. - Есть ли хоть какая-нибудь радостная весть от этих долбаных идиотов с Файруса?

* * *

Они находились в агротехническом комплексе 344/9 лишь шесть часов, но гвардеец Нинк уже понимал, что скоро случится что-то ужасное.

Под освещением пары ярко светящих прожекторов солдаты с Файруса загружали бесконечные ящики в тяжелые транспортеры, стоящие позади основного хранилища кукурузы. Сержант Сира Галло бросил очередной ящик и приказал ему заткнуть свою пасть.

- Идиот, естественно ожидается прибытие кого-то враждебного нам. Именно поэтому мы здесь! Именно поэтому девять дней назад мы были срочно направлены экстренным приказом на Малволион!  Именно поэтому мы горбатимся с этими сраными ящиками, чтобы как можно быстрее доставить кучку этих говномесов до точки эвакуации! Ты думаешь, что случится нечто ужасное! Так вот это "нечто", скорее всего, будет офигенно хреновым!!!

Нинк посмотрел вниз на него так, как будто сержант только что сообщил ему ужасающие подробности о его жене.

- Да не смотри ты так на меня, - Галло обернулся, чтобы рассмотреть других гвардейцев 4-го Файрусианского полка, которые тоже остановили погрузку. - И вас это тоже касается!

- Да, во имя Императора, слушайте вы, недоумки. Мы же Имперская Гвардия! Нас как раз и направляют во все места, где может что-то случиться "что-то страшное"! Что-то не припомню, разве командующий сказал: "А, Малволион… да ничего плохого там не случится… Давайте просто немедленно разместим там тридцать тысяч наших храбрых файрусианских парней".

- Нет, черт побери, он так не говорил! Мы здесь, потому что мы Имперская Гвардия, и люди благодарят и превозносят нас, потому что мы всегда там, где случается что-то ужасное! А теперь запомните, все, что я сказал и живо за погрузку ящиков…

Галло понизил голос и со зловещим оскалом произнес:

- … мы 4-й Файрусианский. Мы безжалостные убийцы. Было даже лучше, чтобы здесь нас ждало, что-то офигенно хреновое и оно обязательно напоролось на нас, так как мы разнесем его на хер столько раз, сколько понадобится и пусть оно потом жалеет, что вообще появилось на свет!

Все радостно заорали. Даже Нинк присоединился к всеобщему веселью. Поселенцы, медленно бредущие мимо них на эвакуационные транспортеры, затихли и испуганно поглядывали в направлении Галло и его людей.

Мысленно же он очень жалел, что сам не знает, зачем их сюда прислали и что ему здесь ждать, к чему готовиться.

- Повторный вызов на связь от командования с равнины Нэсайн,  - доложил Галло вокс-офицер Бинал.

- А, ну, да и ладно…

- Вас вызывает лично генерал. Сержант, он хочет знать, почему мы до сих пор не выдвинулись в точку эвакуации.

Галло раздраженно бросил ящик и обернулся к Биналу.

- Мы не выдвинулись потому, что до сих пор не поступило приказа от майора Ханнэла. Передайте ему это.

- Я уже так и сделал, сержант. Он хочет знать, почему приказа все еще не поступило.

Потирая старую рану, Галло пошел вдоль пыльных пальм.

- Передайте ему, что я спрошу майора лично.

Галло вошел в облицованное оцинкованными панелями административное здание агротехнического поселения. Внутри было ужасно душно. Подвесные вентиляторы судорожно загребали воздух. Галло видел, как не так давно майор и два других офицера зашли сюда, чтобы обсудить с членами администрации заключительный этап эвакуации поселения.

- Майор? Майор Ханнэл?

Галло проверил несколько кабинетов. Во всех никого не было. Расстроившись, он вызвал несколько человек для помощи в поиске. Пять мужчин, все в тяжелом Файрусианском обмундировании, грохоча сапогами по лестничной площадке, прибежали к нему. Один из них передал Галло его лазган.

- Рассеяться, - скомандовал он всем.

Галло и гвардеец Мэтлиг обнаружили Ханнэла, двух других офицеров и шестерых членов администрации. Вернее то, что от них осталось. Лужи крови и перемолотые кости покрывали весь пол и стены грузового зала, находящегося в задней части здания.

Мэтлиг упал на колени, его стало рвать прямо на кровавое месиво. Галло заикаясь, попробовал связаться по воксу с отрядом.

И тут что-то высокое, что он поначалу принял за опору крыши, дрогнуло и рванулось к ним. Быстро… так чертовски быстро косоподобный коготь размером с человека полоснул по блюющему Мэтлигу, добавив к потокам рвотной массы куски плоти и фонтаны крови.

Очнувшись, Галло понял, что убегает, истошно крича и бешено стреляя. Хитиновые пластины, закрывающие беловатые кости, переливающиеся зеленые усики, непрерывно отвратительно дергающиеся. Богомол-убийца ("богомол-убийца" на сленге Имперской Гвардии обозначает Ликтора - прим. переводчика) сбросил окраску, подражающую цвету стены, и сейчас возвышался над ним.

- Призрак! Призрак! - заорал Галло. ("призрак" на сленге Имперской Гвардии также обозначает Ликтора - прим. переводчика).

Его выстрелы выбивали осколки хитина с темного, костистого брюха твари. Он рванулся в дверь. Эфир был заполнен паническими возгласами. Галло натолкнулся на двух гвардейцев и потащил их в укрытие, построенное кем-то у стены. Он попытался рассказать им про то, что увидел, но в этот момент двухметровый коготь, прорезавшись через стену укрытия, разрубил одного из солдат. Кровь, пенясь, толчками выплескивалась из ослабевающего горла, издававшего затихающий с каждым мгновением предсмертный крик. Коготь нырнул сквозь стену обратно. Галло бросился в сторону, так как, как он и думал, через секунду другой биоклинок располовинил оставшегося гвардейца, к тому же расколов ему по пути череп.

Они могут видеть нас даже через стены! Они видят выделяемое нами тепло!

Галло бежал. Он выскочил на улицу. Эвакуационный конвой был там, где он его оставил, они так и не выехали. Теперь выезжать было уже некому. Несколько транспортеров были опрокинуты, два горели. Файрусианские гвардейцы разбегались кто куда, паля во все стороны. Везде валялись трупы. Ни одного целого трупа, все разрублены, растерзаны на части.

Спотыкаясь, Галло побрел вперед и увидел Нинка. Ниже пояса у того ни осталось ничего, кроме осколков костей, обрывков кишок и пластов мяса. Но, так или иначе, тот отчаянно цеплялся за последние мгновения жизни. Хрипя и держась за руку сержанта, он просил Галло взять его с собой. Вдруг Нинк, цепляясь за брюки Галло, судорожно полез вверх. Тот не выдержал и из милосердия выстрелил Нинку в лоб.

Он не стал задерживаться в укрытии, где отчаянно воя от страха корчились, пытаясь спрятаться несколько поселенцев. Что-то рванулось в его сторону. Нечто повыше человека, с мощным бронированным телом, приспособленными для бега птичьими ногами. Не добежав до него, оно заметило поселенцев. Тут же своими основными конечностями, заканчивающимися огромными когтями, оно стало кромсать первого попавшегося поселенца, при этом ухватив другого своей второй парой рук, которые были приспособлены для удержания жертвы. Подобно богомолу-убийце этот двигался так же быстро …

Он загнал поселенцев в угол и из дыма, чадящего от горящего разлившегося топлива, клацая зубами, шипя и скрежеща когтями, выскочило, еще две таких же твари. Вместе они начали рвать на части оставшихся в живых людей.

Галло с ужасающей ясностью понял две вещи. Первое, что он всю свою жизнь будет помнить крики разрываемых на куски людей. И второе, что жить ему осталось не так уж и долго.

Через дым он увидел богомола-убийцу, с упоением разрушающего транспортер. Галло добежал до одного из дальних транспортеров. Рядом с задними колесами лежал Бинал. Галло узнал, что это был Бинал лишь потому, что на трупе была надет взводный вокс-кастер (коммуникатор широкого диапазона - прим. переводчика). Головы же у него не было. Он сорвал с его тела вокс-кастер и вскарабкался в кабину транспортера.

Потребовалось пару секунд, чтобы настроиться на канал экстренной связи.

- 344/9! 344/9! - зашипел он. - Вторжение! Вторжение тиранидов! Повторяю …

Но повторить времени не осталось. Генокрады вскочили на крышу и капот транспортера. Разбивая стекла и отрывая крышу, они добрались до очередной жертвы.

* * *

Не смотря на то, что неразборчивое последнее послание Гало было больше похоже на вопль полный страха и боли, чем на осмысленные слова, в шестистах километрах от него на равнине Нэсайн его услышали и поняли. На канале связи повисла мертвая тишина. Канн посмотрел вдаль, стараясь не смотреть на Хэнффа и не выдать своих эмоций. Слова Галло. Его крик …

Он уже собрался сообщить новый приказ Бронетанковой бригаде Гризмунда, ушедшей туда сорок минут назад, чтобы те теперь все же направлялись в сторону поселения 132/5, но внезапно потемнело небо.

Принесенные ветром споры стали падать вокруг них, разъедая плоть людей и сгущая сам воздух. Канн побежал, чтобы как можно быстрее спуститься ниже. Самые первые из токсинов, источаемых падающими спорами, начали убивать мордианцев и членов экипажей космических транспортов. Автоматически включились посадочные огни судна, так как естественное дневное освещение исчезло. Их освещение было похоже на дорожки света в буране, только буря была не бурой от пыли или белой от снега, а черной от спор.

Выше, в облаках черных спор, опускались огромные чудовища. Харриданы - специальные создания тиранидов, созданные для десантирования. Канн читал о них. Но то, что он увидел в живую, их размер, исходящую от них отвратительную вонь, потрясло его. Рои подобных летучим мышам тварей отделялись от них подобно опадающим под порывами ветра листьям. Горгульи заполонили воздух вокруг людей. Каждая из них, планируя на перепончатых крыльях, выбирала себе цель среди людей. Сделав рискованный боевой разворот, переходящий в крутое пике, они обстреливали людей из освежевателей, которые были сращены с их кожистыми телами. Биоплазменный огонь лился на бегущих в поисках укрытия людей, разъедая и сжигая их.

Канн вытащил свой энергетический меч и от души рубанул по напавшей на него горгулье. Он разрубил ее пополам и тут же его окатило хлестнувшей из нее вонючей сукровицей.

Внезапно он упал. Похоже, начиналось землетрясение. Но, оглянувшись, он увидел, что это обрушивались на землю транспортные суда, опоры и корпуса которых, изъеденные взрывавшимися коррозийными споровыми минами, ломались под собственной тяжестью. Некоторые были почти целыми, некоторые были почти полностью взорваны. Сквозь темноту и огонь к ним неслись термаганты и хормагаунты с лапами, увенчанными подобными косам когтями. Их было больше тысячи. Гораздо больше тысячи …

Он прорубался через чужеродных выродков приближавшихся к нему. Разворотив морду одному термаганту, он отсек передние конечности другому. Но тут его отвлек душераздирающий булькающий крик. Бегущий рядом с ним Хэнфф был убит попавшими в него споровыми минами - сразу и некротической, и коррозийной. Он мгновенно превратился изъеденный кислотой кусок мертвой плоти. Толстая, пузырящаяся пленка, постепенно разъедающая даже кости, вот все, что осталось от него через тридцать секунд.

Внезапно Кану в грудь впились жуки из освежевателя ("жуки" - создания, разгрызающие практически любое вещество, выпускаемые из "освежевателя" оружия-симбионта тиранидов - прим. переводчика). Он корчился на земле и в исступлении вопил, пока те, разрывая на части его внутренности, превращали его тело в месиво.

* * *

Эвакуационный конвой из поселения 132/5 уже два часа как вышел в точку эвакуации, когда они заметили необычный погодный феномен в сотне километров от них. Там вдали постепенно расползалось какое-то темное пятно.

Из кабины транспортера №177 Гросс увидел, что синее небо покрылось черными облаками. У него засосало под ложечкой. Клубящиеся облака распространялись с бешеной скоростью, словно ударная волна от термоядерного взрыва. Вскоре они накрыли колонну. Полился странный темный дождь с каплями более похожими на семена каких-то растений. На всех транспортах конвоя включились фары, и стали бешено биться из стороны в сторону дворники.

- Черт возьми, что это такое? - спросил его сидящий рядом с ним в кабине гвардеец Фемлин и положил автоган (штурмовая винтовка - прим. переводчика) себе на колени, переключив ее в боевой режим.

- Поворачиваем на запад! Поворачиваем на запад! - обрушился на всех из транспортных коммуникаторов голос полковника Тигла. Машины конвоя, мешая друг другу, стали неуклюже перестаиваться в заданном направлении.

Гросс почувствовал, что воздух стал горячим и приторным на вкус. В сознании мгновенно всплыла оранжерея на водонапорной станции. Два транспорта, пытаясь разминуться на узкой дороге, свалились на обочину. Три других, врезавшись друг в друга, переломали друг другу оси. Тигл даже не обратил на них внимания, как и на их орущих пассажиров.

- Равнина Нэсайн для нас потеряна! - кричал полковник в коммуникатор. - Единственный выход из создавшейся ситуации - это главный город-улей на возвышенности Малво! Все разворачиваемся на запад!

Гросс посмотрел на карту. Возвышенность Малво находилась на расстоянии тысячи километров от их текущей позиции. Они никогда не доберутся до нее. Никогда. Так или и иначе, но он вдавил педаль газа в пол.

* * *

Танки Гризмунда с трудом, урча и разбрасывая во все стороны грязь, быстро образовавшуюся от разразившейся на равнине Нэсайн бури, ползли вперед. Шансы встретить эвакуационный конвой из 132/5 окончательно исчезли. Не осталось никакой надежды. Точка.

Он приказал разворачивать машины на встречу врагу. Разворачивались они очень медленно, так как проливной дождь всего за пятнадцать минут превратил засохшую каменистую, чуть покрытую зеленью землю, в мшистое, покрытое папоротниками топкое болото. Через час вокруг них выросли непролазные джунгли, быстро распространяясь во все стороны, захватывая все новые и новые участки суши. Только Гризмунд не успел увидеть эту атаку растений. Орудие его танка, ревя, выплевывало заряды в снижающиеся перепончатокрылые существа, полностью сжигая их при попадании.

Но скоро к горгульям присоединились биоворы, накрыв их дождем споровых мин, и число танков в его бригаде стало сокращаться с ужасающей быстротой. Машины разъедали кислотные сгустки, а людей мгновенно отравлял ядовитый газ, появляющийся при разрывах споровых мин. Орды хормагаунтов и термагантов неслись на них со всех сторон, временами полностью покрывая живыми копошащимися курганами его танки. Воздух пронизывало мерцание синапсических импульсов тиранидов-воинов - высоченных отвратительных монстров, идущих сквозь ряды своих более мелких собратьев, передавая им через себя приказы Разума Улья. Над роями медленно плыли большеголовые, покрытые поблескивающим хитином зоантропы которые левитировали при помощи своих отлично развитых псионических способностей. Их атрофированные лапки противно дергались, издавая клацающие звуки. Время от времени они исторгали энергетические копья, разносящие на части оставшиеся целыми танки.

Гризмунд заметил извивающегося подобно змее, быстро ползущего к ним Пожирателя и заорал заряжающему и наводчику, чтобы те ускорили темп ведения огня. Рядом с ним пролетели два разодранных танка. Последнее, что увидел Гризмунд в своей жизни, был ствол ядовитой пушки ("ядовитая пушка" - оружие-симбионт тиранидов - прим. переводчика), которую наводил на них воющий карнифекс, только что уничтоживший те два пролетевших мимо него танка.

* * *

Эвакуационный конвой из поселения 132/5, надрывно ревя турбинами, выбрался на армированное шоссе. Они пересекли несколько грунтовых дорог между фермами. И достигли главной транспортной артерии, по которой во время сбора урожая нагруженные караваны транспортеров отвозили собранное зерно к городу-улью расположенному на возвышенности Малво. Поднимая клубы пыли, они проехали по нему вдоль ирригационных каналов и огромных водохранилищ  еще четыре километра, до того, как их нагнал ливень. Теперь вместо пыли из-под колес летели водяные брызги.

На юге от них сияло голубое чистое небо, а с севера на них быстро ползли черные маслянистые облака, постепенно пожирая свет. Фемлин повторно передернул затвор и щелкнул спусковым крючком, в десятый раз проверяя исправность автоматической винтовки. Держа руль одной рукой, Гросс вытащил из кобуры лазерный пистолет и бросил его Фемлину.

- Проверь и его, - попросил он. - Мой лазган тоже.

Дворники двигались с каждой секундой все медленнее и медленнее. Ветер взбаламучивал воду на дороге, и во все стороны как на море летели брызги пены. Гросс старался не обращать внимания на извивающиеся черные споры, прилипающие к лобовому стеклу и скапливающихся подобно гною на его дворниках. Сквозь струи дождя он увидел, что на идущем впереди транспорте зажглись тормозные огни, и сам тут же нажал на тормоз. Его 177-го юзом повело по сплошь залитой водой дороге от одной обочины к другой. Фемлин закричал, а Гросс стал бороться с рулем. Они с трудом остановились, при этом зацепив транспорт, остановившийся перед ними, и сорвав у того кенгурятник.

Коммуникатор в кабине разрывался от криков. Гросс открыл дверь, чтобы посмотреть, в чем причина задержки. Вдруг со стоящего перед ними транспорта кто-то прыгнул им на кабину, при этом на крыше образовалась большая вмятина. Выглядывающий из кабины Гросс обернулся, чтобы лицом к лицу, а вернее лицом к морде, столкнуться термагантом, скалящим в кровожадной улыбке клыки, по которым стекали капли дождя. Фемлин сунул в руки Гроссу его лазерный пистолет, и тот сразу открыл огонь. Лазерный разряд из пистолета разорвал шею термаганта, исторгнувшую целый фонтан ядовитой жидкости, которая, скорее всего, служила тому кровью. Термагант свалился с крыши в грязь.

Мимо них в слепом страхе бежали поселенцы. Транспорт рванулся вперед и, проехав десять метров, покатился вниз с дороги на затопленное поле. Гросс увидел, что к нему бегут четыре термаганта. Он дал полный газ. Двое были вмяты в землю, третий отлетел в сторону от удара бампера.

Фемлин стрелял из окна кабины. Гильзы, звеня, падали им под ноги. Конвой пытался двинуться вперед. Несколько транспортов горели на обочине дороги. Чтобы за них не зацепиться Гросс был вынужден снизить скорость. С капота в кабину заглянула чья-то уродливая морда. Гросс рванул транспорт вперед, пройдя в считанных дюймах от горевшей машины, и заорал Фемлину, чтобы тот стрелял прямо через лобовое стекло.

С ними поравнялась небольшая машина - один из небольших внедорожников с открытым верхом и установленными на нем спаренными тяжелыми болтерами, которые использовались в качестве огневой поддержки. Гросс замахал его водителю, чтобы ехал вперед. Тот погнал машину по дороге и через мгновение дорогу перед Гроссом осветил ореол ревущих болтеров. Что-то большое и переливающееся разлеталось на куски под градом бронебойных болтов. Сукровица выплеснулась из-под колес транспорта №177. Гросс не стал смотреть, кого там уничтожили, и погнал дальше.

Если бы он оглянулся, то увидел бы, что на остальные транспорты из ирригационных каналов, среди которых проходило шоссе, нападали разнообразные твари. Их расстреливали внедорожники огневой поддержки. Богомол-убийца, раскрывший в смертельном объятии свои хитиновые косы, затрясся, теряя куски плоти, костей и какой-то слизи, когда очередной нашел и его. Суетящихся термагантов раскидывали в разные стороны мощными бамперами машин или давили колесами. Получивший многократные попадания из освежевателей один из транспортов вылетел с шоссе и, упав в канал, взорвался. Падающие споровые мины разнесли на запчасти еще два транспорта.

В воздухе над конвоем начали просматриваться очертания горгулий. Тяжелобронированная техника конвоя - четыре "Химеры" и шесть стандартных танков "Леман Русс", покрытых мордианским камуфляжем, - оказались отрезаны от убегающих вперед транспортов. Хормагаунты покрыли живым ковром две "Химеры". Два танка остановились и отстреливались, вращая башнями во все стороны. Их экипажи, матерясь на чем свет стоит, ни на секунду не прекращали огня, хотя и знали, что их минуты сочтены. Железная мордианская дисциплина заставляла их продать жизни как можно дороже. Сгусток биоплазмы сжег один из них. Другой был поражен зеленым молниеподобным разрядом, отчего тут же детонировал весь боезапас, разнеся танк на части.

"Химера", зажатая со всех сторон тремя ликторами, попыталась прорваться, но тут же полетела с дороги, теряя секции гусениц. Коррозийные споровые мины превратили еще один "Леман Русс" в полутвердую, подобную смоле, глыбу. Позади конвоя в кузове внедорожника огневой поддержки, за спаренные тяжелые болтеры встал сам полковник Тигл. Его рыжие усы топорщились от ярости, охватившей их владельца. Он вращал оружие влево и вправо по станку, неся смерть чужеродным монстрам. Дождь насквозь пропитал его униформу.

Он чувствовал, что какая-то дрянь заползает ему в рот и затем ползет внутрь, подобные ей ползали по его телу, прилепляясь к коже, разлагая его заживо. Некротические споры четко выполняли генетически запрограммированную в них функцию. К тому времени как его водитель замертво упал на руль, а машина, сиганув с дороги, воткнулась в грязь канала, от Тигла не осталось ничего, кроме почти голого костяка, висевшего на рукоятке оружия. В десяти километрах от него оставшиеся в строю транспорты неслись вперед, с трудом разбирая дорогу, вокруг них быстро сгущались джунгли. Всем было чертовски страшно. Черные облака, изливающие водопады воды, полностью закрыли небо.

Фемлин продолжал отстреливаться в окна кабины из своей автоматической винтовки. Гросс добавлял к ней огонь своего лазгана. Поблизости с ними не осталось ни одного транспорта. Вот и они, наехав на шипастые лианы, протянувшиеся поперек дороги, прокололи шины и вынуждены были остановиться. Машину тут же стали опутывать растения.

- Смотри! Смотри! - заорал Фемлин.

В небе один за другим загорались яркие метеоры. Дюжина, две дюжины, три…

- Хвала Императору! - выдохнул Гросс.

Первые из приземлявшихся десантных капсул, сжигая растительность, вонзались в землю. Гросс увидел выбирающихся из них людей. Адептус Астартес. Космические десантники, Плакальщики. Они прибыли на помощь, как и обещали. Желтые доспехи поблескивали в темноте. Они пришли, несмотря на то, что ни кому помочь уже не могли.

Гигантские, облеченные в броню воины. Величайшие воины человечества. Они выбегали из десантных капсул, уничтожая врага из болтеров, огнеметов и мелтаганов. Термаганты и хормагаунты разлетались на куски под напором ужасающей огневой мощи. Огнеметы сжигали смердящие растения. Горгульи низвергались с небес на землю. Гросс видел, как забился в конвульсиях от поцелуя мельты пожиратель, как плазменный огонь уничтожил богомола-убийцу.

Еще дальше космический десантник разнес энергетическим кулаком на части зоантропа, погибшего во вспышке псионической энергии и фонтане желчи. А вон там еще один воин выстрелом из ракетной установки уничтожил воина тиранидов. Как тот не пытался увернуться, самонаводящаяся ракета нашла его.

Гросс выпрыгнул из кабины и, стреляя из лазгана, понесся в атаку. Мордианские гвардейцы вокруг него были воодушевлены появлением Плакальщиков. Гросс прожег дыру в подскочившем термаганте. Не далеко от него четыре космических десантника общими усилиями убили ликтора.

Мы победим, все же мы победим! - торжествовал он.

Он услышал скрежущие звуки позади себя. Обернувшись, Гросс увидел карнифекса, напирающего на уцелевших мордианцев. С клешней, нервно дергающихся вокруг пасти, падали капли яда. Фемлин начал поворачиваться, наводя на него винтовку, но выстрелить он не успел. Гросса окатило ливнем из крови и ошметков мяса.

Он приготовился к смерти, но увидел, как голова монстра исчезла в облаке пара. Двое Плакальщиков, стоящие слева от твари, огнем из болтера и мельты оставили на ее месте дымящийся кратер. Но движимый сейчас одними рефлексами карнифекс, устрашающе пощелкивая когтями и разбрызгивая ядовитую кровь, налетев на них, посек обоих своими косоподобными клинками и рухнул рядом с ними.

* * *

Гросс упал на колени. Он никогда не мог даже представить себе, что космические десантники могли умереть. Они казались ему неуязвимыми, богоподобными существами, живыми олицетворениями самого Бога-Императора Терры. Но они были мертвы. Он увидел рассеченный пополам шлем одного из них. На него смотрело обычное унылое лицо мертвого человека.

Встав на ноги, в пятидесяти метрах от себя он увидел, как еще одного Плакальщика разорвал ликтор. Еще троих обвил кольцами Пожиратель и стал разрывать их на части своей зубастой пастью.

Затем Гросс увидел то, чему просто не мог поверить. Многократно превзойденные численностью космические десантники отступали. Они побежали, прикрываясь за холмами от скользящего над землей в погоне за ними зоантропа, беспрерывно выпускающего в них смертоносные псионические энергетические разряды. Они остановились, чтобы уничтожить эту тварь, но сделали это совершенно напрасно. Похожий на мерцающий сгусток воздуха разряд разнес одного в кровавое месиво. Через мгновение, показавшееся Гроссу вечностью, следующий разряд отправил к праотцам еще троих. Остальные рванулись прочь, но тут же одного из них насадил на свои косоподобные когти тиранид-воин. Другой, оглушенный промахнувшимся на самую малость разорвавшимся псионическим разрядом зоантропа, отлетел в сторону и тут же был растерзан стаей термагантов.

Последний успел пробежать еще двадцать метров, прежде чем был аннигилирован безжалостным зоантропом. Его не спас даже силовой доспех, который они всегда считали надежной защитой. Тираниды не брали пленных. Не должно было остаться ни одного живого организма.

Гросс не верил в то, что узрел.

На протяжении первых двадцати минут после высадки казалось, что Плакальщики сломали хребет врагу и вот-вот примутся добивать ксеносов. Сейчас же Гросс видел, что еще пять минут и их всех уничтожат. Слева от него разорвалась споровая мина - подарок биовора. Гросс даже не понял, сколько космических десантников превратилось в быстро тающие куски слизи, плавающие в дымящейся, отвратительно воняющей луже кислоты.

Двое Плакальщиков бешено изрешетили набегавшего карнифекса. Стрельба прекратилась лишь, когда они услышали глухие щелчки в болтерах. Секунду спустя, не успев перезарядить оружие, они были расчленены отчего-то вдруг совершенно осатаневшими  хормагаунтами, внезапно начавшими двигаться с невероятной скоростью. Гросс тут же увидел причину их ярости. Раскидывая в разные стороны горящую растительность, к ним продирался Тиран Улья, вырезая подвернувшихся космических десантников своими ужасными когтями. За ним он увидел многочисленных био-титанов, постепенно появляющихся из смога.

Последний Плакальщик умер спустя тридцать девять минут после того, как первый из них выбрался из десантной капсулы. Конвой пылал. Почти все машины были разрушены.

Гросс нырнул в воронку, чувствуя, что вокруг него быстро разрастаются какие-то растения. Он чувствовал, что по телу стала распространяться паразитическая инфекция. В его голове стали раздаваться невнятные голоса.

Его бесконечный кошмар продолжался. На линии горизонта он увидел, как бесконечная волна потрошителей поглощала все, что было на их пути, поедая саму землянистую плоть планеты.

Гросс попрощался с Богом-Императором, со своими давно умершими родителями, со своей родной планетой, где он уже давно не был, далекой любимой Мордией. Он молил, чтобы она никогда не встретила такой ужасной участи.

И завершив свои мольбы, медленно вставил ствол лазгана себе в рот…

0

18

10 заповедей Имперского Гвардейца.

1. Да не возмёт он отпуск имея Сёстр Битв по соседству в лагере.
2. Да не будет он делать себе причёску с помощью штык-ножа.
3. Да не будет он рисовать матерные граффити на оборудовании Космических Морпехов.
4. Да не будет он подменять болтер Космических Морпехов своим лэзганом.
5. Да не будет он использовать кольца гранат в качестве серёжек.
6. Да не будет он устраивать экспиременты с осколочными гранатами.
7. Да не будет он называть Космических Морпехов "Жопникам". (asstartes)
8. Да не будет он развлекаться с огнемётом.
9. Да не будет он называть Космических Морпехов "Жеребцами".
10. Под страхом за собственную жизнь, да не будет он врать офицеру в присутсвии Сайкика или Комиссара.

0

19

Многие считают, что лэзган это самое худшее оружие во всей Вселенной. Однако это не совсем правда и вот опровержение.

В одном из боёв из всего подразделения Империал Гард удалось выжить только одному рядовому по имени Джим. Он пытается скрыться, но на свою беду натыкается на Космического Морпеха Хаоса.

"Постой, не убивай меня!" говорит он хаоситу, "Я знаю один фокус, который хочу тебе показать." Хаосит соглашается и Джим достаёт сигару. Он кладёт её в свой рот и использует свой лэзган чтобы её зажечь.

"Ха! Да такую ерунду и я могу сделать." - говорит морпех Хаоса. Джим достаёт ещё одну сигару и предлагает её морпеху. Хаосит кладёт её себе в рот и подставляет свою полазменную винтовку чтобы её зажечь. Он жмёт на курок и его голова испаряется в чистую. Джим продолжает свой путь и добирается целым и невредимым к себе на базу.

И это только один из примеров обалденной мощи лэзгана.

0

20

Не мое.

100 и 1 способ применения лэзгана:

1) Разогревать суп
2) Будучи оставленное включённым (с нажатым курком), продолжает сохранять тепло сидения Леман Расс-а
3) Как цветомузыка и пиротехника во время представлений
4) Воспламенитель сигарет
5) Дистанционое управление телевизором
6) Продать чтобы купить настоящее оружие
7) Кидать в врага (может доставить большее увечье чем прямое использование)
8 ) Поставить на стопку бумаги чтобы те не разлетались
9) Стрельба по тарелкам
10) Приспособление для размешивания во время готовки пищи
11) Необходимый атрибут "злобно-выглядещего солдата"
12) Привязать к болтеру в качестве лазерного целеукозателя
13) Надоедать друзьям, светя лучём им в глаза
14) Жечь муравьёв
15. Делать татуировки
16. Подводить глаза
17. Резать лед, для коктейлей
18. Указывать на врага.
19. Деморализовывать противника, расписывая его броню неприличными словами и знаками аквиллы...
20. Подарить сыну, пускай в войнушку поиграет до чего же полезная вещь,оказывается????
21.Если ему в дулу лампочку вкрутить,не плохой ночник получится может
22. стричь ногти и траву косить
23. приставить к двери, чтоб не хлопала
24. бросить на землю во время битвы, чтобы убегать легче было
25. Использовать как главный аргумент при отказе службы в ИГ
26.Использовать как подстебу,если заменить космодесантнику стд.оружие на лазган.(см.свой пересказ).
27.На пикнике банки вскрывать и костерок разводить,а также щащлычёк сварганить.
28. Держатель для штык ножа.
29)Вследствии того,что лазер-это высоконагретая энергия,лазганом моно батинки от говна дезинфицировать.
30) А использование вместо прикуривателя в авто было?
31)Лазган нужен потому что Гвардейцам болтеры не доверяют
32) использовать в качестве зубочистки
33)никогда не слышали про лазарную корекцию зрения?)
34)Использование как что-то формой похожей на оружие.А то ИГ пришлосьбы пустыми бегать.

И т.д.)

0

21

В глубинах Black Library ходят упорные слухи о том,что Дэн Абнетт пишет новую трилогию об инквизиторах.Пока что,временное название "Рейвенор vs Эйзенхорн".Кроме того Абнетт напишет несколько коротких рассказов  об их деятельности.

0


Вы здесь » фантастика, фэнтези » НФ-миры » Вселенная "Warhammer 40,000"


фэнтези форумбесплатные форумымикроблоги